Проблемы оформления кинологической документации


Табуева Т.А., Союз охотников и рыболовов, Свердловская область

С проблемой оформления кинологической документации я столкнулась, придя на работу в Союз охотников и рыболовов Свердловской области в конце 1999 г.

Ранее для меня такой проблемы не существовало. С 1991 г., а позднее в 1997 г. в Областное общество постоянно приходили нормативные документы Росохотрыболовсоюза, которые доводились до сведения всех заинтересованных лиц, и я, как председатель секции норных, принимала их как руководство к действию, наивно полагая, что так поступают все породники. Но в 1999 г., начав работать совместителем в Союзе на должности старшего кинолога, я была шокирована хаосом, царившим в оформлении кинологической документации.

Никто, кроме норников, не оформлял общепомётные карточки, никто не регистрировал выдачу справок на щенков. А регистрация самих вязок часто проводилась уже после щенения производительницы. Хотя журналы регистрации вязок существовали во всех секциях, справки на щенков выписывали сами заводчики, их никто не проверял, ошибки из одной карточки переходили в другую. Проверить данные было практически невозможно, и к тому же в последние годы не выпускались книги записей ВПКОС.

Мне пришлось перевернуть море каталогов, архивных материалов, чтобы исправить неточности в родословных. Хотелось бы выразить огромную признательность Мишановой Нине Борисовне за выпуск ВПКОС по лайкам. Эго огромное подспорье в работе.

Введение с 2000 г. обязательного оформления общепомётных карт и получение клейма на всех охотничьих собак Союза позволило поставить кинологическую работу по оформлению документации на новый уровень. Однако мне пришлось столкнуться с серьёзной проблемой. Если руководители секций спаниелей, легавых, борзых и гончих довольно быстро перешли на новые методы работы, то самая многочисленная группа охотничьих собак - лайки, частично остались "за бортом".

И дело даже не в том, что некоторые владельцы собак не хотят оформлять по-новому документацию, и даже не в том, что меня обвиняют эксперты по лайкам в развале лайководства в области и попытке свести охотничье собаководство к "шоу-мероприятиям". Это всё временное!

Главная беда в том, что то, от чего отказались служебные и любительские клубы и клубики (т.е. от выдачи родословных сомнительного качества) в результате образования РКФ, к тому пришло сейчас охотничье собаководство. У нас в стране сложилась система выдачи и учёта родословных документов на охотничьих собак ещё с довоенного времени, система налаженная и проверенная временем. Что же происходит сейчас?

Создается огромное количество клубов, ассоциаций и т.д. Причем каждая получает право выдачи родословных на зарегистрированных в данном объединении собак, т.е. ведение племенной работы с породами. А есть ли база данных для этой работы, есть ли опыт ведения кинологической работы, есть ли специалисты? Это, по-моему, никого не интересует!

Для создания общественной организации особых проблем не существует. Но если организуется питомник, то для его регистрации необходим минимум, позволяющий вести кинологическую работу: биомедицинское или зоотехническое и кинологическое образование. А для ведения племенной работы в клубе это необязательно. Достаточно 3-х человек, и клуб готов, даже собак можно не иметь. Хорошо, если во главе клуба или объединения стоит честный, опытный и компетентный человек, а если нет?

Такая практика известна, и она настораживает. Ведь проверить происхождение собак из такого клуба практически невозможно. Это первый момент.

И второй момент. Очень сложно работать с собаками, попавшими к нам из областей, не состоящих в РФ ОС. Там не ведётся регистрация помётов, собак не записывают в ВПКОС, нет клейм, справки о происхождении щенков выдаются без номеров, печатей и даже без подписей. Как быть с ними? Оставлять без документов, не записывать в ВПКОС, не использовать в племенной работе? Я думаю, этого делать не надо, тем более, что очень часто это собаки, обладающие исключительными рабочими качествами.

Много проблем и с лайками, приобретёнными в промысловых районах севера Свердловской и Тюменской областей. Хорошо, если у них или их родителей остались щенячьи карточки. А у многих их просто нет! С разрушением системы обществ охотников и рыболовов, занимавшихся в своё время регистрацией охотничьих собак, выдачей карточек на щенков и т.д., в последние годы никакая работа с породами не велась, и собаки остались без документов. А ведь основная масса охотничьих лаек, являющихся гордостью России, живёт в сельской местности, в отдалении от кинологических центров. От меня, как от кинолога, требуется своевременная сдача правильно оформленной документации. Эти же требования я предъявляю и к руководителям секций, РГО. А если я пропускаю таких собак, то общепомётные карточки или документы в ВПКОС мне возвращают, не регистрируя. Как быть?

Очень не нравится подход руководства РФОС к проблемам нашего региона. После перерегистрации в 2000 г. в РФОС и получения Союзом Свидетельства о нашем членстве наступил какой-то информационный провал. Никакой нормативной документации в Союз не поступает. Но в то же время, в довольно категоричной форме приходят замечания по оформлению кинологической документации, требование выполнения решений РФОС, о которых мы не имеем понятия. Хорошо, что я являюсь экспертом РКФ (пока единственным в области по охотничьим собакам), и у меня хорошие отношения с экспертами по служебному и любительскому собаководству, я пользуюсь информацией, поступающей к ним из их Федераций.

Меня выручают также руководители охотничьих организаций других областей, часто бывающие в РФОС и привозящие или присылающие для меня решения президиумов, нормативные документы и т. д. Но это бывает от случая к случаю. Так, например, официальный информационный "Вестник РКФ" за весь 2003 г. мы получили 19 декабря 2003 г.

О какой оперативности может идти речь? С меня требуют выполнения решений, о которых понятия не имею! И как могу требовать что-то от руководителей секций, ссылаясь на тот или иной документ, предъявить который не в состоянии? Наша переписка по поводу этой проблемы безответно продолжается до сих пор.

Мои предложения для решения данной проблемы:

  1. При регистрации клуба
    а) обязать организаторов сдавать в РФОС банк данных на зарегистрированных в данном клубе собак (ксерокопии свидетельств, карточек на щенков и т.п.);
    б) сдавать "экзамен" по оформлению кинологической документации согласно положению о племенной работе в системе РФОС;
    в) и, может быть, в начальный период ввести или назначить куратора от РФОС для контроля за оформлением кинологической документации из числа имеющихся в данном регионе (области) штатных кинологов или опытных руководителей клубов, зарегистрированных в РФОС.
  2. Признать основным документом на охотничью собаку официально утвержденный образец свидетельства, принятый в 1981 г. Это свидетельство должно выдаваться только областной (региональной) организацией, состоящей на учёте в РФОС, после обязательной регистрации помёта и получения номера клейма.
    Во-первых, это исключит ошибки при оформлении родословных. Во-вторых, введение единой нумерации в области или регионе поможет РФОС контролировать выдачу этих документов. Не все же владельцы охотничьих собак оформляют сертификатные родословные. В северных регионах, в областных обществах охотников и рыболовов, не заключивших договор с РФОС, обязать руководителей этих организаций оформлять регистрацию помётов, что позволит в дальнейшем оформить на щенков родословные принятого образца.
    Запретить всем организациям оформлять вязки собак неизвестного происхождения.
  3. Для участия в мероприятиях РКФ могут оформляться сертификатные и международные родословные (но не обязательно!).
  4. Сроки сдачи кинологической документации на собак, имеющих сертификатные родословные, и собак, проживающих и зарегистрированных в областных центрах, оставить согласно принятым положениям в 2003 г., а для охотничьих собак, имеющих родословные образца 1961 г. и проживающих в отдалённых регионах, сдавать общепомётные карты без установления сроков.

Н. Л. Рясного, Пират Н.Е. Филиппова, Шаман С.А. Курицына, Малыш Я.П. Соболты, Харги Б.Н. Фуфыгина и Алдан А.П. Нуштаева дали целую плеяду прекрасных по экстерьеру и рабочим качествам собак, выступление которых на рингах радует глаз даже самых взыскательных кинологов.

За годы работы щенков заводской породы восточносибирских лаек из Ленинграда (Санкт- Петербурга) многократно отправляли в Карелию, Мурманскую, Архангельскую, Ивановскую, Тверскую, Новгородскую, Псковскую, Тульскую, Смоленскую, Воронежскую и многие другие области страны, где, вырастая, они демонстрировали надежную работу по крупному зверю, пушным видам, боровой и водоплавающей птице.

В настоящее время поголовье восточносибирских лаек в Санкт-Петербурге и Ленинградской области насчитывает 230-260 особей. По 15-20 рабочих собак, которые являются потомками ленинградских производителей, имеется в Республике Карелия, Мурманской, Архангельской, Псковской и Новгородской областях. Около 30 восточносибирских лаек с прекрасным экстерьером и полевыми дипломами находятся сейчас в г. Москве. В родословной многих из них можно найти известных производителей из Ленинграда (Санкт-Петербурга). Следует также отметить, что заводская порода восточносибирских лаек очень популярна в Скандинавских странах, куда нами было отправлено не менее 30 щенков. Сейчас в Финском клубе "Лайка" зарегистрировано около 2,5 тыс., а в Шведско-Норвежском - до 1,5 тыс. собак этой породы.

Радует и то, что в последние 3 года на Национальных монопородных выставках восточносибирских лаек в С.-Петербурге появляется много однотипных, с характерными породными признаками, собак, которые имеют, кроме полевых дипломов, и оценку экстерьера "отлично". Среди экспонируемых восточносибирских лаек (в 2001 г. - 52, 2002 г. - 64 и 2003 г. - 68) эту высокую оценку получили более 60% взрослых представителей породы. В настоящее время ее поголовье в Санкт-Петербурге уверенно заявляет о себе и на выставках, и на соревнованиях различного ранга. На III Ленинградских областных состязаниях лаек разных пород по кабану и медведю (19 мая 2001 г.) наша команда заняла I место. Кобель Алый (владелец В.Н. Беляев) постоянно участвует в соревнованиях и каждый раз стабильно демонстрирует отличные рабочие качества. Так, на Московских областных комплексных состязаниях (2000 г.) он получил дипломы I степени по барсуку, II - по кабану и III - по медведю. В 2003 г. в г. Иркутске Алый стал абсолютным чемпионом I Всероссийской монопородной выставки и состязаний по подсадному медведю.

Многолетняя кинологическая работа с восточносибирской лайкой заводского разведения на Северо-Западе страны позволила сохранить лучшие экстерьерные и рабочие качества этой породы. Однако мы прекрасно понимаем, что устойчивое состояние и дальнейшее ее развитие возможно только при стабильном ведении племенного дела и в местах естественного обитания восточносибирской лайки в Восточной Сибири.