Русский характер


Чуть не полмира в себе совмещая,
Русь широко развернулась, родная!
Много у нас и лесов, и полей,
Много в Отечестве нашем зверей!
Нет нам запрета по чистому полю
Тешить степную и буйную волю.
Благо тому, кто предастся во власть
Ратной забаве: он ведает страсть.
И до седин молодые порывы
В нем сохранятся, прекрасны и живы.
Черная дума к нему не зайдет,
В праздном покое душа не заснет.
Кто же охоты собачьей не любит,
Тот в себе душу заспит и погубит.

Из "Псовой охоты" Н. А. Некрасова

Опыт кинологии, как научной дисциплины показывает: любая полноценная национальная культура создает одну или несколько оригинальных пород собак. В них, как правило и эстетические вкусы, и темперамент людей, и особенности климата и ландшафта их родной земли.

Это напрямую относится к русской псовой борзой породе, историческому символу многовековой охотничьей культуры нашего народа.

Посудите сами - кровная борзая, даже не очень правильная, всегда необычайна своей особой красотой. На фоне русского пейзажа, в городских кварталах и в деревне, в любом доме - она всегда притягивает восхищенные взгляды людей. В ее линиях как бы ожили сказочные райские звери, сошедшие с древнерусских фресок и книжных миниатюр.

При кажущейся изящности сложения и небольшом для такого роста весе почти все русские борзые обладают мужественным нравом. Они не уступают большинству более мощных и тяжелых собак, а при случае готовы "погонять" кого угодно. Современные городские собаки, к сожалению, в целом потеряли "злобу на волка". Однако еще век назад большинство матерых кобелей и многие крупные суки брали волка. Есть свидетельства о поединках с рысями. Псовые борзые могут пролежать на боку пол-жизни, но при виде быстро движущейся цели готовы к моментальному преследованию, броску и поимке, например, зайца-русака. Ну чем не русский характер?!

Наши среднерусские поля, по охотничьей терминологии, в основном "короткие". Скачка до ближайшего перелеска или балки - две-три версты. А коли зверь ушел в лес, борзая туда идти не должна - побъется о деревья. Ведь резвость тренированной русской псовой борзой - 16 м. сек. Многие рабочие собаки обладают способностью при настижении добычи на несколько секунд удвоить резвость и "накрыть" уходящего зверя. Именно эти качества нужны для охоты в наших местностях.

Характер у борзой "вежливый". Пойманного зверя рвать не должна. Злоба к человеку - смертный грех для борзой. И карался смертью. А почему? Если свора распаленных скачкой борзых не захочет отдать охотнику добычу, и обернется против него - пиши пропало! Никаким арапником не отбиться от кобеля 80 см. в холке.

Как и ее темперамент, "одежда" нашей борзой соответствует климату. Сезон охоты - осень и начало зимы до глубокого снега. Значит, собаки будут скакать по слякоти, мокнуть на ветру и набирать сухих репьев. Соответственно, "уборная псовина" на хвосте ("правило") и на ногах ("очесы") русской борзой шелковистая, без подшерстка, мгоновенно сохнет и легко вычесывается. Вообще говоря, подшерсток зимой нарастает только у "псарных", то есть живущих в холодное время не в человечьем жилье собак. А "перебирается", перелинивает порода летом, перед полем.

ЗАПОВЕДНЫЕ СЛОВА

При описании внешних статей борзых применяется особый язык. Все у борзой называется по-другому: морда - "щипец", нос - "вощок", шея - "муфта", спина - "степь" с напружиной у сук или "с верхом" у кобелей, живот - "подрыв", или "подхват", грудь глубокая, "до локотков", чтобы легче дышалось во время скачки, шерсть по низу "правила" - "подвес", передние ноги - "рычаги", задние ляжки - "черные мяса".

Особый язык применяется при описании охоты и вообще всего обихода борзых. Это - лингвистический памятник трехсотлетней с лишним давности, и сохранился он только в говоре борзятников. Есть выражения, перекочевавшие в современный язык, но полностью потерявшие первоначальный смысл. Вот, к примеру, "однокашники", или "однокорытники" - это борзые щенки, которых сызмальства приучают есть кашу из одного корыта, чтобы выросла слаженная свора и могла работать как единое существо.

Свора - тоже слово знакомое, только употребляют его как попало. А ведь свора - это две или три борзые, рабочая единица в поле. Прежде их подбирали по статям, по окрасу (для определения на расстоянии, какая свора "сработала") и, главное, по рабочим качествам. К примеру, "сука - резвей, а кобель - поимистей. К ним еще их мать - матерая, да ловкая на угонках". Вот вам и свора - у каждой собаки свой талант.

Сворой, или своркой также называется тонкий ремень длиной до пяти и более метров, на котором одновременно водят двух-трех собак в специальных сворных ошейниках. С помощью такой собачьей упряжи свору борзых можно спустить в один миг, не слезая с седла.

Пора, пора! Рога трубят;
Псари в охотничьих уборах
Чем свет уж на конях сидят,
Борзые прыгают на сворах.

Из "Графа Нулина" А. С. Пушкина

Вот и выражения "мелкотравчатый" или "густопсовый" приходится объяснять. Ведь мелкотравчатый - это просто охотник небогатый, у которого нет стаи гончих, а всего пара свор борзых и он "травит по-мелкому", то есть, охотится по маленьку. Сегодня все наши борзятники - мелкотравчатые. Что же до густопсового - то это о борзой с богатой, роскошной шерстью - "псовиной". Был такой тип собак лет сто пятьдесят назад, да растворился в породе.

ИСТОКИ И КОРНИ

Достоверно неизвестно, были ли у восточных славян борзые собаки. Одни утверждают, что на фресках Софии Киевской вроде бы изображены борзые, другие говорят, что это - гончие. Во всяком случае, в древнерусских летописях и сказаниях слово "борзый" применяется в основном к коню как эпитет резвости.

Великий природовед ХIХ в. Л. П. Сабанеев вот что замечает по поводу появления борзых уже в ордынский период русской истории: "Полное право гражданства псовая охота получила в Московском государстве во времена Иоанна Грозного, после взятия Казани, когда правительство, переселив татарских князей и дворян в нынешние Ярославскую и Костромскую губернии, наделило их поместьями. С этого момента татарские борзые распространяются по всему государству". Мнение Л. П. Сабанеева, что русские псовые борзые произошли от смешения восточной вислоухой борзой с волкообразной травильной лайкой, доминирует в современной кинологии.

Литература, посвященная породе, огромна. Ее началом стало появление в 1635 г. написанной на немецком языке книги "Регул, принадлежащий до псовой охоты" рижского стольника немца Христиана Ольгердовича фон Лессина. В ХIХ в. вышло несколько фундаментальных трудов, например классические "Записки псового охотника Симбирской губернии" П. Мачеварианова и художественные повести, из которых самая замечательная - "Записки мелкотравчатого" Э. Дриянского. Выходили "Журнал конезаводства и охоты", "Природа и охота" и "Московская охотничья газета". Все эти издания отражали процесс совершенствования русской борзой породы.

Только за ХVIII - ХIХ в.в. к ней подливались крови многих других борзых: польского харта, курляндского клока, ирландского волкодава, английских дирхаунда и грейхаунда, крымской и горской борзых и, возможно, среднеазиатской тазы. Многие из этих пород уже не существуют, но наши русские красавицы несут в себе частичку их кровей.

ПСАРЬ - ВСЕМУ ГОЛОВА

Вот что писал в первой главе своих "Записок" П. Мачеварианов: "Псовая охота есть любовь к борзым и гончим собакам, к травле зверей и вообще ко всему, входящему в состав этой охоты. Страсть эта так же благородна, как страсть к ружью, лошадям, цветам, музыке и т. п. Состав русских псовых охот известен всем настоящим охотникам. Комплектная псовая охота состоит из стаи гончих и нескольких свор борзых. Производится она всегда верхом".

История русской борзой вплетена в историю России. Многие дворянские роды веками держали борзых своего "отродья". И конечно, порода не могла бы сложиться без трудов сотен безымянных крепостных. Псов держали в специальных отапливаемых псарнях, учили, лечили, обихаживали борзятники, доезжачие, выжлятники под руководством ловчего - главного человека "комплектной охоты". Чтобы выведать, где расплодились волки, опытные ловчие еще с весны на многие недели уходили в леса, "подвывали" выводки молодых волков чтобы по осени "бросить" в лесной остров стаю заливистых гончих, выгнать хищников под лихие своры борзых. Сражаясь с волками, борзые и калечились, и гибли. Нелегко было и людям.

Монастырский источник ХVI в. писал: "В лесах и в болотах снегом и студением померзаемы, дождемы и бурею пореваемы, всяческим же гладом изнуряемы, и мнози человеци многими виды живота лишаемы, от зверей уязвляеми и умерщвляеми, и иные многи напасти содевахуся им таковыми в ловитвах злыми стремлениями…"

Обычно тех крестьян, что трудились в барской охоте, от барщины освобождали. Оттуда пошла поговорка "Охотник - не работник". Но это несправедливо. Псовая охота на протяжении столетий была в России необходимым завершением ежегодного сельскохозяйственного цикла. Когда убрали поля и скот загнали в хлев, приходила пора поубавить волчьи стаи, отловить лис и зайцев. На просторах России волки были настоящим бедствием, нападали и на пеших, и на конных в глубоких снегах, вырезали скотину. Лисы пробирались в курятники и птичники, зайцы уничтожали яблоневые и фруктовые сады.

Труд охотников в сезон был тяжел, но оправдан. Для многих сотен русских дворян и тысяч крестьян с октября по декабрь наступала охотничья страда.

Октябрь уж наступил - уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад - дорога промерзает,
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

Из "Осени" А. С. Пушкина

Иногда по два месяца не вылезали из седел охотники, делая дневные остановки только в самую непогоду. Подчас ночевали в шатрах, греясь у костров, где готовили себе нехитрую пищу. Чарки шли по кругу, и на привалах рядом были и господа и крепостные. Их объединяла охотничья страсть, любовь к псовой охоте.

Шли по России охотничьи "поезда", состоящие из десятков экипажей, телег с припасами и специальных фур для перевозки собак. В крупных охотах бывало до сотни лошадей, в них принимали участие, кроме богатых владельцев полных "комплектов", и мелкопоместные с парой-тройкой свор, и крестьяне-охотники с одной-двумя борзыми.

Жители деревень и сел, в окрестностях которых шла охота, предоставляли провиант и лучшие избы, помещики принимали у себя дворян-охотников. Эта традиция была на Руси и в ХVII, и в ХVIII, и в первой половине ХIХ в. повсеместно.

ВРЕМЕНА МЕНЯЮТСЯ

После освобождения крестьян в 1861 г. большие охоты начинают хиреть по всей стране. Традиционный усадебный быт с многовековыми традициями, с огромным штатом челяди, с сотенными псарными и конными дворами стал уходить в прошлое. Дворянство разъезжается по городам, в обиход входит ружейная охота, и поголовье русских псовых идет на убыль.

Конец ХIХ и начало ХХ в. - закат традиционных псовых охот. Только поддержка дома Романовых да неистовый энтузиазм крупнейших специалистов - Великого князя Николая Николаевича, графов В. А. Шереметева и В. В. Гудовича и членов организованного ими Императорского общества разведения промысловых и охотничьих животных и правильной охоты, не дали угаснуть уникальной русской охоте. К 1888 г. был принят первый, так называемый ермоловский, стандарт русской псовой борзой, созданы Першинская и Гатчинская охоты - центры правильной племенной работы с породой и развития охотничьего дела. В это время формируется тип современной русской борзой.

Вот краткая справка по Першинской охоте, что была в Тульской губернии: В 1887 г. ее создал Великий князь Николай Николаевич Романов. Здесь русская борзая была доведена до совершенства. Першинская охота - это целое предприятие, основанное на неограниченных средствах и лучших достижениях тогдашнего собаководства. Псарный двор насчитывал 100 гончих, 130 борзых русских, 15 борзых английских, "сошедших с поля", старых или покалеченных - 20, щенков - 100. Всего 365 собак. Лошадей: 3 - "под собственным седлом", 50 - под борзятниками, 14 - упряжных.

В Першинской охоте работали 78 человек - бывшие солдаты лейб-гвардии гусарского полка, шефом которого был Великий князь. В Першинскую охоту ежегодно сьезжались знатоки со всей России, были тут для борзых образцовые каменные дома с выгулами, больница для собак и лошадей. Велся строгий племенной учет, родословные книги. Ежегодно устраивались садки по зайцу русаку на резвость и по волку на злобу. Князь учредил Общество поощрения полевых достоинств охотничьих собак и великокняжеский приз победителю состязаний - 500 рублей золотом.

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ

Во всем мире и всегда русских борзых ценили очень высоко. В 1517 г. при заключении торгового договора с Данией королю Христиану II отправили борзых. Нескольких из них датский король подарил Франциску I - королю Франции как великую редкость. В 1603 г. персидский шах Аббас посылает царю Борису Годунову "золотой трон царей персидских". Эта реликвия и по сей день хранится в Оружейной палате Кремля. А в ответ Борис отправляет шаху драгоценные кубки и "двух борзых собак русской породы".

Весь ХVIII в. идет обмен кровными борзыми с польскими и курляндскими дворянами. А в ХIХ в. наших борзых начинают покупать аристократы из Западной Европы. Тогда же создаются и первые клубы любителей русских борзых в Англии и Германии.

Известно, что некий американец по фамилии Томпсон купил в 1907 г. у Императорской Гатчинской охоты племенную пару за 1000 долларов - деньги по тем временам огромные. Последняя закупка американцев прошла летом 1917 г. там же. Купили около 20 собак. Петроградская публика возмущалась: "Продают национальное достояние!" А ведь именно эти собаки, вывезенные из России накануне Октябрьского переворота, может быть, и спасли породу от гибели.

Между двумя мировыми войнами очень серьезно занимались русскими борзыми в Англии, Италии и особенно в Германии. Несколько серьезных питомников до 1944 г. получали специальные продовольственные дотации, несмотря на карточную систему военного времени.

Теперь русских псовых по всему миру великое множество. По разным данным, численность их - десятки тысяч по всей Европе, в США. Есть они в Австралии, в Южной Африке и в Латинской Америке.

В современную Россию идет постоянный импорт нашего национального достояния, и многие "иностранцы" хорошо адаптировались к нашим условиям и успешно охотятся на исторической родине.

Возрождение породы на Родине

Октябрьский переворот стал катастрофой и для отечественного борзоводства. До собак ли было, когда взрывали храмы и жгли усадьбы. За несколько лет порода практически погибла. И дело не в том, что убивали из ненависти к атрибуту классового врага. В основном досужие мужички разобрали борзых по дворам, даже охотились с ними. Но в чистокровной собаке главное - "чистая кровь".

Можно восстановить памятник архитектуры по чертежам, а линию племенных животных, хоть раз запустив в нее чуждую кровь, уже не вернешь к чистоте много поколений. Растворились кровные борзые среди шариков и тузиков. Были борзые, да остались "выборзки". В 30 - 40-е г.г. кровных собак насчитывалось единицы. Спасение и восстановление нашей замечательной породы - это долгая, драматическая повесть.

Кропотливая работа по возрождению породы началась после войны. Именно тогда, в 50 - 60-е г.г. в некоторых областных охотничьих обществах были созданы секции русских борзых, появились первые импортные собаки, в основном из ГДР. Центрами разведения были Москва и Ленинград. К 70-м г.г. борзые регистрировались в охотобществах Поволжья, особенно в Саратовской и Волгоградской областях, в Тамбове и Орле, в Кургане, а также на юге - в Ростове и на Ставрополье. Отличные собаки были также на Украине - в Киеве, Харькове и Одессе и в Белоруссии - в Минске, Могилеве и Гомеле.

К середине 80-х г.г. в племенных книгах Росохотрыболовсоюза было записано около полутора тысяч кровных борзых с полевыми дипломами.

ПСОВЫЕ НА РУБЕЖЕ ХХI в.

В сегодняшней России русских борзых уже несколько тысяч. Разведение их ведут ряд любительских клубов, не учитывающих полевые дипломы. В системе охотничьих обществ, где рабочие качества считают традиционно важными, также основное внимание теперь уделяется экстерьеру собак. Это пришло к нам из Европы, где борзая охота исчезла почти двести лет назад.

Однако владельцы русских борзых, живущие в провинции, в местах, где зайцев и лисиц еще много, продолжают охотиться. Есть охотники и в крупных городах, и в столицах. Это - настоящие энтузиасты, готовые на все трудности и неудобства полевого сезона ради настоящего охотничьего азарта, так знакомого нашим далеким предкам.

Ежегодно проводятся не только охоты, но и испытания "по вольному зверю" всероссийского и межрегионального статуса. Их проводят несколько организаций, получая разрешение в Росохотрыболовсоюзе. Правила испытаний значительно строже регламента охоты, но на них, как правило, собираются борзятники из многих регионов. Полевой диплом для истинного борзятника - свидетельство его любви к русской псовой борзой породе и преданности национальным традициям.

Отличные результаты многие русские борзые показывают и на испытаниях резвости в беге за искусственным объектом преследования. Правила этих испытаний также утверждены официальной системой, и беговые дипломы учитываются при разведении борзых.

Настоящий борзятник почти никогда не держит наших борзых поодиночке. Как правило, в семьях живут две-три собаки, составляющие на охоте, испытаниях и просто на прогулках единую свору. Ведь борзым неинтересно гулять с другими породами, да и повадки их очень отличаются от остальных собак. Борзые в игре имитируют охоту, это их природное качество. Другие собаки, как правило, воспринимают борзые игры как проявление агрессии. Впрочем, зачастую борзые, уже знающие зверя, могут быть опасны для других собак, особенно если те пытаются от них убежать. В целом, русские псовые борзые очень спокойные в доме собаки, почти не лают и не крутятся под ногами. Однако каждый, кто собирается завести себе борзую, должен помнить, что это собака "ловчая", способная поймать и убить другое животное, а вовсе не домашнее украшение.

Выдержки из стандарта, утвержденного Главохотой МСХ : РУССКАЯ ПСОВАЯ БОРЗАЯ

Общий вид, тип конституции и поведения

Собака большого роста, узкого телосложения, сухого крепкого типа конституции, элегантная. Высота в холке кобелей от 75 до 86 см, сук - от 68 до 78 см. Высота в холке у клбелей равна или несколько превышает высоту в крестце. У сук - одинаковая. Индекс растянутости кобелей около 102, сук - 105.

Темперамент

Спокойный, но собака резко возбуждается при виде зверя. Типичный аллюр до подъема зверя - не быстрая рысь, при ловле исключительно быстрый карьер на больших размашистых скачках.

Окрас

Белый, половый разных оттенков (красно-половый, серо-половый, половый в серебре), бурматный (половый с темным налетом), муругий (красный с темной остью часто при темном окрасе морды), серый (от зольно до желтовато-серого), чубарый (половый, красный или серый с темными полосами), красный, черный, а также переходные между этими окрасами. При темных окрасах характерна "мазурина" - чернота морды. Все окрасы могут быть как сплошными, так и пегими. Допустимы подпалины.

Псовина (шерсть)

Легкая, волнистая или в крупном завитке. На голове, ушах, боковых поверхностях конечностей - очень короткая, плотно прилегающая. На спине, шее более длинная и часто волнистая. Уборная, более длинная, псовина расположена: на шее (муфта), на нижней стороне груди и живота, на задней стороне передних ног и бедер. Снизу правила (хвоста) - подвес, у основания правила обычно завитки. Подшерсток не выражен.

Кожа, мускулатура и костяк

Кожа тонкая, эластичная, без складок. Мускулатура длинная, сильно развитая. Костяк крепкий, но не массивный.

Голова

Длинная, узкая, сухая. Переход от лба к морде едва заметен. Щипец, плавно переходящий от черепной части, длинный, полный, но сухой, прямой, при переходе к мочке носа с легкой горбинкой.

Уши

Маленькие, тонкие, очень подвижные, острые, высоко посаженные, затянутые назад вдоль шеи. Иногда одно или два уха ставятся прямо - "конем".

Глаза

Крупные, с овальным разрезом век, темно-карие или карие, веки с темными краями.

Шея

Длинная, слегка выгнутая вверх, сухая, мускулистая, овально сжатая с боков, поставленная под углом 45-50 градусов к продольной оси туловища.

Грудь

Неширокая, уже крестца, узкого овального сечения, но хорошо развита вперед и вниз. Опущена до локтевого сустава. Ложные ребра более выгнуты. Последние заметно укорочены, что образует резкий переход к животу (подрыв).

Спина

Широкая, мускулистая, с невыдающейся над ней холкой, умеренно выгнутая в общую с поясницей дугу, причем у кобелей эта выгнутость - "верх" - значительно круче, чем у сук "напружина".

Круп

Длинный, широкий, мускулистый, несколько покатый. Ширина между маклоками не менее 8 см.

Живот

Сильно подтянутый, с резким "подрывом" от груди.

Передние конечности

Сухие, костистые, мускулистые. При осмотре спереди прямые и параллельные, локти обращены назад или слегка наружу "в поле". Угол плечелопаточного сочленения около 110. Длина ног от локтей вниз равна половине высоты в холке. Пястья слегка наклонны.

Задние конечности

Сухие, костистые, мускулистые. При осмотре сзади - прямые и параллельные поставленные шире передних. Углы сочленений хорошо выражены. Бедра сильно развиты, с выступающими буграми мышц.

Лапы

Сухие, узкие, русачьи или овальные, слегка сводистые, с плотно сжатыми пальцами. Когти касаются земли.

Правило (хвост)

Саблевидное или в форме серпа, тонкое, с густым "подвесом", длинное. Пропущенное под пах должно доставать до ближайшего маклока. В спокойном состоянии опущено, а в движении поднять не выше линии спины.

Владимир КОРЕНЕВ
журнал "Между кошкой и собакой", №1, 2003 г.