Джозеф Б. Томас


ЗАМЕТКИ О БОРЗЫХ,
которых в Америке называют
русскими волкодавами

Восемь писем другу

Перевод с английского

ПИСЬМО V

В мире развлечений, которые распространены в Америке, есть очень мало таких, история которых уходила бы вглубь веков. И, к сожалению, существует очень мало традиций и обычаев, которые могли бы сделать эти развлечения более интересными. Русская охота, напротив, унаследована ещё от древних кочевников, чья кровь течёт сегодня в жилах славян, и приёмы её пришли оттуда. Во Франции, до Революции, использовались почти такие же способы охоты на волков, какие сейчас применяются в России. Охоты, при которой одновременно используются борзые и соколы, больше не существует, если не считать татарских племён, обитающих к востоку от Волги, где при охоте на волков азиатским борзым помогают орлы, используемые вместо соколов.
Не следует думать, что современная охота в России проводится так же, как в период расцвета, хотя в центральной России, к югу от Москвы, в отдалённых местах, она ещё проводится с пышностью, мало уступающей той, что существовала много лет назад. Я слышал, что некий М. Калмуцкий потратил в один год больше сорока двух тысяч рублей, пытаясь сделать свою охоту лучшей во всей России; однако, в псовой охоте, как и в любой другой, надо затратить многие годы и большие капиталы, чтобы добиться наилучших результатов.
В 1904 году я ездил вместе с замечательной охотой Е.И.В. Великого князя Николая. В его огромных угодьях в Першине, зайцы, лисицы и волки сберегаются с величайшей заботой. Три сотни борзых и сотни смычков гончих содержатся здесь в прекрасных условиях, воспитываются и подготавливаются к их охотничьей работе с такой же дисциплиной и вниманием к каждой, которые практикуются у коннозаводчиков. Большое внимание уделяется здесь костюмам охотников, и даже лошади здесь должны быть все — одной масти. В охоте Великого князя Николая все лошади чалой масти. У других, как мне сказали, они все — либо серые в яблоках, либо пегие.
Борзые в охоте Великого князя — исключительно старинного типа, тогда как гончие, или, более правильно, ищейки — английские фоксхаунды, хотя в некоторых охотах держат и старорусских чёрно-подпалых ищеек, или гончих.
Существует два различных способа охоты: один называется ездой внаездку, при котором охотники верхом на лошадях двигаются, выстроившись цепью, через открытую, безлесную местность, спуская своих борзых на всё, что только не поскачет. Движутся охотники шагом или медленной рысью, в линии наподобие полумесяца, держась при этом на расстоянии примерно двух сотен ярдов один от другого.
Другой способ, значительно отличающийся от первого, состоит в том, что верховые охотники с борзыми на сворах располагаются вокруг лесного острова. Если предполагают травить волка, то два борзых кобеля и одна борзая сука образуют ”свору”. Однако зайцев и лисиц травят значительно чаще, чем волков. И для того, чтобы выгнать дичь из острова, в каждом случае применяются три различных способа. Должно быть ясно, что местность здесь совершенно открытая, без каких-либо изгородей или межевых канав, и лишь кое-где виднеются небольшие рощи, площадью несколько акров. Приблизительное местонахождение дичи обычно показывают местные пастухи. Ранним утром можно наблюдать как двигаясь вдоль похожей на тропу сельской дороги, вьётся длинная вереница верховых охотников, каждый из которых держит в левой руке свору из трёх великолепных борзых — двух кобелей и одну суку, подобранных (насколько это возможно) по окрасу и сложению, и сопровождаемые стаей англо-русских гончих, с охотниками, облачёнными в красные куртки и с арапниками в руках. По прибытии к месту охоты, доезжачий расставляет охотников, с интервалом в сотню ярдов или около того, с тем, чтобы вся роща оказалась окружённой длинной цепью из охотников и их борзых. Подаётся сигнал в охотничий рог, и под неясную музыку, состоящую из повизгиваний собак, возгласов охотников и щёлканья арапников, стая фоксхаундов набрасывается в рощу для поиска спрятавшейся дичи. Картина определённо напоминает средневековую! Охотники, одетые в традиционные русские костюмы, в украшенных перьями шляпах, в сапогах со шпорами и непременно с охотничьим рогом за спиной, арапником и кинжалом за поясом, возвышающиеся на своих подбитых казачьих сёдлах высоко над спинами своих выносливых киргизских лошадок, и держащие на натянутой своре прекрасно одетых, невыразимо прекрасных борзых, — представляют собой картину, которую увидев однажды, уже не так-то просто забыть. Но, чу! — звуки голосов гончих внезапно изменились на какое-то пронзительное визжание всей стаи ”во весь голос” и одновременно с этим из острова выскакивает тёмно-серый силуэт, пригнувшийся к земле, словно пытающийся незаметно достигнуть соседнего леса, что в нескольких сотнях ярдов отсюда. В то же мгновение он оказывается на чистоте и видит (но уже слишком поздно!), что он приблизился на опасное расстояние к ближайшей своре борзых. С криками ”у-лю-лю! ” охотник пускает свою лошадь в галоп и сбрасывает борзых со своры в тот момент, когда они зазрели волка, чтобы заметить которого они много раз подпрыгивали чуть ли не на пять, шесть футов вверх. Одно стремительное движение — будто отпустили пружину — и первая борзая уже несётся вперёд. И вот в тылу атаки, которая продолжается, — беспорядочная масса из белых и серых, стремительно скачущих форм и щёлкающих клыков — уже настигла волка и одна из борзых защёлкивает железный замок на его шее: лучшее, что она в состоянии сделать — это удерживать волка в поверженном положении. Затем, в невероятно стремительном движении охотник буквально бросается из седла своей охотничьей лошадки на растянутого борзыми волка. В прежние времена, ловкий охотничий нож помогал избегать дальнейшего напряжения сил борзых, но в последние годы лучшим способом стало считаться взятие волка живьём. Короткую палку с ремнём с обоих концов, держат перед волком, тот хватает её, и охотник, с завидным проворством завязывает концы ремней на затылке зверя. Хитрых лисиц и зайцев борзые ловят тем же манером, но в этом случае обычно не требуется помощи охотника.
Зимой, когда снег покрывает землю, и когда, как говорят, здесь почти в любой местности можно увидеть волчьи стаи, борзых часто сажают в низкие сани, укрывают их шерстяным одеялом, и располагаются возле лаза, которым волки, как полагают, пользуются при переходах из одного острова в другой. Гончих, или рыскачей, набрасывают в рощу, откуда они и выгоняют волка. Когда он очутится на чистоте, одеяло, которым были укрыты борзые, сбрасывают в сторону, и почти мёртвую тишину заснеженной пустыни нарушают бешеная скачка несущихся тел и разлетающийся снег.
Забавный анекдот рассказывает один из самых известных в России охотников о том, как несколько лет назад он сбросил своих борзых на огромного волка, который покатил вдоль дороги, ведущей к соседнему поместью. Случилось так, что владелец усадьбы, вместе с супругой, прогуливался в это время по той же дороге, по которой волк пытался унести свои ноги. Noblesse oblige был совершенно испуган. Князь (а это был князь), видя несущихся ему навстречу волка, борзых и скачущих лошадей, бросился головой прямо в сугроб с одной стороны дороги, а его спутница, оставленная им без внимания, прыгнула в занесённую снегом канаву — с другой. После того, как охота промчалась, охотники были скорее веселы, нежели учтивы в своём веселье, поскольку всё, что можно было видеть, так это ноги их господина, отчаянно дёргающиеся в снегу. После того, как опасность миновала, испуганный князь, подбежав к воротам своей усадьбы, перепрыгнул через забор в сад, и, в своих отчаянных попытках найти убежище, вломился прямо через высокие французские окна в библиотеку, сопровождаемый отбившимися от травли борзыми.
Не следует думать, что борзым не требуется никакого обучения для того, чтобы они стали волкодавами. Дело в том, что очень немногие из них чувствуют себя уверенно в этой наиболее трудной для них охоте. Но даже и эти должны быть тщательно подготовлены, точно так же, как и подружейные собаки, фоксхаунды, бигли или пастушьи, которые требуют подготовки. Всё это исполняется в России очень тщательно, живых волков содержат в специальных помещениях, для того, чтобы использовать их для притравки молодых борзых, которых приучают хватать волка в ухо, пуская их вместе со старыми, опытными собаками, на волков, у которых морда перетянута крепким ремнём. Г-н Джеймс Примроуз в недавнем выпуске журнала ”World-Wide magazine” (”Всемирный журнал”) весьма красочно описывает охоту близ Нижнего Новгорода, в которой он принимал участие: «Наконец, мы приблизились к лесу и заняли наши лазы на чистоте, где и стали ждать. Внезапно тишину пронзил унылый вой, похожий на плач гибнущей собаки и вопли мифического ирландского злого духа, стоны которого предвещают смерть. Потребовалось клятвенное заверение самого хозяина, чтобы убедить меня в том, что это был голос доезжачего, который провыл так ещё несколько минут и умолк, прислушиваясь, будет ли ответ, которого, однако, не последовало.
После ещё нескольких попыток подвыть волка, мы, разочарованные, были вынуждены вернуться домой, полные решимости отправиться на следующий день к лесу близ Кищенова, где, как мы знали, есть волки. Это означало, что нам предстояло пробыть вдали от дома в течение двух дней, и меня предупредили, чтобы я был готов мириться с неизбежными лишениями. После весьма скучного путешествия, мы подъехали к селу, расположенному по соседству с лесом, где ловчий нанял несколько крестьян в качестве загонщиков, заплатив им по пятнадцати копеек за день. Они также помогали нашим людям в обустройстве лагеря, приготовлении еды и тому подобных делах.
Небольшой просвет в лесу был выбран моим хозяином в качестве охотничьей сцены, и к этому месту мы отправились вскоре после рассвета. Земля была покрыта совершенно непроходимым снегом, в несколько футов глубиной, а темнеющие по обеим сторонам дороги сосны представляли собой довольно живописный фон. Те, кто держал на сворах борзых, заняли свои позиции на опушке леса, те же, кто был верхом на лошадях, расположились дальше, среди деревьев. Загонщики расположились далеко позади этих последних, держа в руках длинные палки и колья. Строго говоря, мы могли бы обойтись и без их помощи, но их присутствие было весьма желательно, чтобы помешать волкам перетечь в другой лес, находившийся, к несчастью, очень близко.
Волки уже отозвались на вой подвывалы, и всех охватило необычайное волнение. Горя желанием увидеть каждый момент травли, я спешился, и подошёл к тому месту, где стоял мой друг со своими борзыми на своре. На поясе у него висел длинный охотничий нож и моток верёвки. Очень скоро из леса, лёгким галопом, выскочил волк и покатил прямо в нашу сторону, очевидно, совершенно не подозревая об охотнике, который стоял позади большой сосны. Как только он пронёсся мимо г-на С., этот господин, издав громкое ” у-лю-лю!”, сбросил своих борзых со своры, и те с жадностью рванулись вперёд за волком, делая при этом огромные прыжки. Борзые с каждым мгновеньем приближались к своей добыче всё ближе и ближе, но, прежде чем они успели проскакать сотню ярдов, Догоняй, (что означает повеление догнать), обошёл их и попытался схватить волка в шею, однако тот с неожиданной энергией и свирепым рычанием, оттолкнул его. Тогда Догоняй попытался задержать добычу, пока один из его товарищей не подоспеет к нему. В случае травли матёрого волка жизненно важно одновременное участие в ней нескольких борзых, которые, делая волку хватки то с одной стороны, то с другой, пытаются расстроить его планы. Наконец, как только подоспел Орегар, Догоняй ”собрал в кулак” всю свою храбрость и схватил волка в шею, после чего оба они покатились кубарем в снег. Мгновение спустя, другие борзые подоспели к месту травли, терзая волка и мешая ему спастись бегством.
Г-н С., который всё это время скакал на своём быстроногом туркменском коне вслед за борзыми, бросился из седла, подобно профессиональным цирковым наездникам, и всем своим телом навалился на волка, левой рукой хватая того за шею, а правой быстро и ловко начал обматывать его прочным ремнём. С молниеносной быстротой скользящая петля была накинута волку на задние ноги, верёвка обмотана вокруг его тела и передних лап. С огромным усилием волк затем был опрокинут на спину, и в его пасть был вставлен обрубок палки, которую разъярённый зверь не преминул начать грызть. Но в этот момент охотник затянул концы верёвки, и волк, таким образом, оказался полностью сострунен. Он озирался вокруг, подобно подготовленной к жарке птице со связанными крылышками и ножками, не способный ни пошевелиться, ни укусить или поцарапать, хотя и совершенно невредимый. Как только всё закончилось, появились загонщики с санями, на которые и был погружен и увезён прочь затравленный волк. Но сани не проехали и нескольких ярдов, как охотники заметили второго волка, стремительно мчащегося по полю. Ловчий, однако, был наготове и тут же сбросил со своры своих борзых. Второй волк оказался молодым, а потому довольно легко был опрокинут ими и взят. К концу охоты было взято четыре волка, причём, несмотря на присутствие загонщиков, ещё три волка смогли перетечь в соседний лес».
В качестве примера того, насколько высоко оценивали русские охотники способность волка к драке, я приведу слова другого авторитета, г-на Ф. Лэу. Он пишет: «Недавно в России очень крупного волка, которого добыли с большим трудом, решили выставить против любых двух борзых. Вызов был принят, и волка поместили в огромный ящик, поставленный на открытом месте. В момент, когда эту его ловушку открыли, волк встал и осмотрел зрителей. Когда борзые были натравлены на него, он бросился на них, но те избежали его нападения и пригвоздили волка так ловко, что тот был сострунен без малейшего усилия: тогда огромная цена была выплачена за одну из борзых».


ПИСЬМО VI

Охоты с борзыми в естественных условиях восточной части Америки никогда не было, по той причине, что здесь нет дичи, пригодной для травли. Но если вы пересечёте Миссисипи и окажетесь в местности, изобилующей дикими кроликами и койотами, то вы найдёте здесь множество разного рода охот, причём во многих местах, время от времени, проводятся регулярные полевые испытания биглей, сеттеров или фоксхаундов. В Америке, насколько мне известно, в испытаниях всегда участвуют только английские грейхаунды, а дичью, которую ими травят, являются американские дикие кролики, которые соответствуют европейским зайцам. Однако нет никаких причин, по которым точно такую же травлю нельзя провести с участием борзых или, скажем, дирхаундов. Ведь разница в резвости любой из этих пород очень мала, разве что (вследствие меньшего роста) грейхаунды обычно более ловки на угонках, хотя это качество в большой степени вопрос индивидуальной селекции.
Нет более захватывающего и интересного зрелища, чем то, когда пара борзых преследует доброго, сильного кролика . А поскольку дичь всё же предпочитает иметь более, чем равные шансы в состязании с ними, то кролик обычно, очевидно, уже вскакивает с мыслью, что он должен спастись, и иногда даже пускает пыль в глаза, скача на трёх лапах. Всякий согласится, что это удивительное зрелище по своей лёгкости и красоте движений — зрелище, которому позавидовал бы даже самый замечательный в мире танцор.
Одиночной борзой поймать кролика почти невозможно (если не сказать, что невозможно), разве что случайно, но когда сброшена со своры пара борзых, одна из них обычно бросает его по направлению другой. И бывают такие борзые, выявляемые изредка, которые хитрят при этом до такой степени, что их снимают с испытаний. Таких называют мастер, и они при травле никогда не поскачут прямо вслед кролику, но обязательно будут искать случая, чтобы срезать довольно-таки приличный угол с одной или с другой стороны от того направления, которым скачет их товарищ, и когда кролик повернёт (что он обязательно сделает, раньше или позже), они, что называется, перехватывают его, при условии, конечно, что он повернул в их сторону; в противном же случае они ничего не получают за свои труды. Никто не может объяснить, каким образом некоторые борзые обучаются этому приёму (хитрости), равно как и совершенно невозможно отучить их от него. Вопрос этот может быть очень интересным с точки зрения психологии, но это уже не охота!
Почти все ловчие собаки более или менее способны травить кроликов, но есть очень мало таких (причём это относится к собакам любой породы), которые пригодны для травли койотов или волков. Во всяком случае, условия охоты в Америке в наибольшей степени трудны для борзых, поскольку им приходится делать очень длительную доскачку, чтобы догнать свою добычу, которая, к тому же, всегда имеет хорошую фору, и, как правило, является очень резвой.
Точно так же как есть очень мало фоксхаундов (из большого числа выращиваемых ежегодно), которые составляют слаженную стаю, так и среди ловчих собак любой породы есть очень мало таких, которых можно назвать лидерами. Иными словами, таких, которые обладают достаточной силой, устойчивой психикой и способностью схватить добычу первыми, а не последними, и удерживать её в одиночку, либо при содействии других борзых.
Как я уже писал, охота на волков в России не такое трудное занятие, как в Америке. Там, благодаря природным условиям и способам охоты, доскачка борзых сравнительно коротка. Но даже и для такой охоты огромное внимание уделяется притравке борзых к волку. Живых волков с перехваченными ремнём мордами держат на псарнях, а молодых борзых притравливают, чтобы привить им смелость. Но даже и от притравленных к волку борзых не ожидают, что они возьмут его самостоятельно, — всё, чего от них ожидают, так это, чтобы они задержали волка до того, как подоспеют охотник.
Легко наукам юность обучить,
Когда инстинкт зовёт,
Когда пример указан.
В Америке нет такой тщательной подготовки борзых, и охота на койота становится для них просто вопросом их выживания.
Почти всякая борзая бросится за кроликом, и никакими специальными приёмами человек не может улучшить их ловкость — она всецело зависит от практики и соответствующей подготовки, которая, правда, в конечном счёте, зависит от владельца. Подготовка борзых предполагает внимательное отношение со стороны владельца к их кормлению и систематическим упражнениям. Нет ничего лучше при воспитании борзой, чем воспитание её со щенячьего возраста вместе с другими, опытными борзыми. Слишком большие нагрузки, однако, недопустимы, поскольку часто они могут навредить. Требуются месяцы, чтобы вырастить в условиях питомника даже ничем не выдающуюся борзую (даже если ей предоставлять возможность для более или менее регулярных тренировок) вполне пригодную для охоты в трудных условиях американского Запада. И я не уверен, что какая-либо борзая, которая не была втянута в работу ещё в своём щенячьем возрасте, может (после того, как достигнет возраста одного или двух лет) приобрести достаточную выносливость и жадность к травле, и стать действительно стоящей борзой. Несомненно, что все выдающиеся ”лидеры” среди борзых являются порождением случая. Многие борзые способны только следовать за лидером, но только очень немногие способны сами быть лидерами. Не так уж мало и таких борзых (причём в любой породе), которые с жадностью бросятся в погоню за койотом или волком, даже и без соответствующей подготовки. Однако можно с уверенностью сказать, что без надлежащего опыта ни одна из них не сможет даже догнать его. Многие охотники на волков на американском Западе держат несколько свор борзых, собранных с бору по сосенке, и держат их просто за их внешний вид и поведение, не обращая внимания на их происхождение, рост или окрас. Эти борзые, которых круглый год держат на свободе, и способные проскакать от шестидесяти до семидесяти миль в день, принадлежат к различным породам: грейхаундам, дирхаундам и русским борзым. Условия травли волков или койотов чрезвычайно трудны. Места, где проводится такая охота, представляют собой пересечённую местность, и койот обычно имеет хорошую фору, иногда более чем в половину мили. Он удивительно быстр, так что требуется очень хорошая борзая, чтобы поймать его. Он также на удивление сильный противник, так что требуется достаточно много борзых, которые бы окружили койота, чтобы, в конце концов, они смогли взять его.
Довольно трудно решить, какая из пород ловчих собак, именно пород, наиболее подходит к американским условиям, поскольку огромное значение имеет тот способ охоты, который применяется в том или ином случае.
В условиях американского Запада наиболее важно, чтобы борзые были способны (что достигается практикой) замечать на большом расстоянии движущиеся объекты и по команде верхового охотника бросаться на максимальной скорости вперёд по любому направлению, которое он укажет. Опыт подсказывает мне, что в некоторых случаях русская свора и сворный ошейник вполне могли бы быть применимы и в Америке (и иногда используются уже сейчас), особенно для того, чтобы удерживать борзых от попыток травить кроликов, когда идёт охота на койотов.
Обычай охоты с ловчими собаками возник у нас ещё много лет назад и первоначально для такой охоты использовали грейхаундов и дирхаундов. Один автор в журнале «Леса и реки» (”Forest and Stream”) описывает ранний период охоты на волков в степи, и я считаю своим долгом обратить Ваше внимание, главным образом, на то, что он говорит о своём опыте охоты с собаками, которые не были притравлены ещё в своём щенячьем возрасте. Он описывает условия, не сильно отличающиеся от тех, которые и сегодня можно наблюдать в некоторых районах американского Запада.
«Зимой главным развлечением здесь (провинция Альберта в Канаде) является охота на койотов и волков с вольфхаундами, стэгхаундами, и грейхаундами. Сотни миль, по равнинам и холмам проезжаем мы в седле в поисках этих губителей наших овец и коров. У меня шесть свор борзых на пятьдесят миль, занимаемых моим ранчо, в каждой из которых от девяти до двенадцати собак.
В 76 и 77 годах большая часть буйволов покинули эти места, чтобы никогда уже сюда не возвращаться. Племена сиу, после их стычки при Литтлбигхорн с правительственными войсками генерала Кастера, которые помешали им возвратиться к своим зимним стоянкам, переправились через Миссури на Северо-Западные территории. Огромное число волков последовало за переселенцами, но многие и остались, чтобы кормиться за счёт старых быков, отставших от своих стад. Большая часть этих волков была добыта охотниками. И в 80 и 81 годах на окрестных равнинах и холмах можно было найти уже очень мало волков. Но вскоре в эти, прежде пустынные, места пришли люди и привели с собой тысячи голов крупного скота, лошадей и овец, которые паслись в местах, покинутых индейцами. Волки и койоты размножились в огромных количествах. Яды, которыми пытались уничтожать их, по-видимому, производили очень мало или вообще не производили никакого эффекта.
Волки предпочитают свежее мясо, и легко могут зарезать любое животное, с которым ”пересекутся” их пути, при этом очень редко возвращаются к своей жертве после того, как удовлетворят свой ”волчий аппетит”. Фермеры решили раздобыть собак и посмотреть смогут ли они помочь им справиться с этой хитрой напастью. Было закуплено большое число собак, но — за очень немногими исключениями — это оказалось в высшей степени бесполезным. Собаки не проявляли никакого интереса к охоте на волков, поскольку они не были приохочены к этому, когда ещё были щенками. Скажу больше: у нас вообще не было ни одной стоящей собаки до тех пор, пока мы сами не стали разводить их с учётом последующего использования.
Способ, который обычно применяют здесь при охоте на волков, следующий. Когда найдено волчье логово, трое или четверо фермеров со своими собаками собираются вместе, разбивают небольшой лагерь неподалёку, где и проводят ночь. Незадолго до рассвета седлают лошадей и все бывают готовы отправиться в путь. Каждому определяется его направление движения, и едва забрезжит рассвет, охотники отправляются на поиски коварного хищника. Койотов никто не тревожит, если только они не окажутся уж слишком близко от собак, которых в этом случае бывает очень трудно сдержать. Г-н Койот бывает опрокинут, едва только собаки догонят его, однако отчаянно при этом борется до конца, невзирая на опасность своего положения. Я знаю несколько собак, которые могут догнать и задушить койота, но они отнюдь не горят желанием слишком часто повторять эту затею. Как правило, при охоте на них используют трёх собак, которые добывают в день двух-трёх койотов. Конечно, очень много зависит от того, как далеко им приходится скакать за ним и от того, насколько сильным в схватке оказывается тот или иной койот. Во всех случаях я непременно наносил ему удар и оказывал помощь своим собакам. Это бережёт их и придаёт им дополнительную храбрость, поскольку они знают, что помощь придёт, и если у кого-то есть пять или шесть собак, они могут избежать ранений, когда утомятся. Когда собаки травят древесного волка , вот тут уже начинается настоящая потеха. Волосатый, сгорбленный, с ласковой улыбкой, показывающей полный набор зубов, волк производит впечатление занятого существа, и требуются четыре опытных собаки, чтобы опрокинуть его и удерживать до тех пор, пока не подоспеет помощь. Я хочу сказать, что четыре собаки способны догнать его. Нет сомнений, что даже и две собаки могли бы удержать волка, но у них недостаточно резвости, чтобы догнать его. Этой осенью я охотился за очень крупной волчицей с восемью собаками. Они несколько раз опрокидывали её, но волчица всякий раз вырывалась и продолжала скакать даже тогда, когда шесть собак вцепились в неё, пока проезжавший мимо ковбой не застрелил её.
В прошлом году я наехал на стаю, в которой было четырнадцать волков. Со мной было десять собак, и я смог затравить ими пять волков, но в каждом из этих случаев я помогал своим собакам. Этой осенью я наехал на одного матёрого волка. Со мной были шесть отличных собак. Самые резвые (два грейхаунда) быстро достали и опрокинули волка, прежде чем подскакали другие собаки. Они опрокидывали его несколько раз, делали ему хватки в шею, грудь и гачи, рвали и терзали его со всей своей энергией. Волк был повержен, его глаза метали молнии, он отчаянно щёлкал челюстями, и при этом его пасть становилась похожей на лисий капкан. Собаки загнали его в coulйe ; в этот момент я спешился, поскольку спуск был очень крутым и опасным, чтобы я продолжал ехать верхом, а его края обрамляли огромные валуны.
Собаки, кажется, демонстрировали в этот раз все свои лучшие качества, и я крикнул им, чтобы дать понять, что спешу на помощь. Но в этот момент волк, вдруг, умудрился вырваться от них на свободу и поскакал к вершине coulйe, причём большая часть собак висела при этом на нём. На вершине им всё же удалось повернуть его, и собаки и волк вновь поскакали вниз. Я не смог выстрелить, поскольку боялся попасть в собак, которые скакали очень близко от волчьих челюстей. Наконец, собаки загнали его в высохшее русло ручья и, поскольку он был совершенно измождён, я ”прописал ему лекарство”. Собаки были совершенно выдохшимися. Я дал им полчаса отдыха, подвёл к воде, а на обратном пути затравил ещё и пару койотов. Этих собаки взяли без моей помощи: они просто схватили и разорвали их».
Я привожу здесь рост и обхват груди некоторых из моих собак, поскольку это может заинтересовать кого-либо из моих собратьев-охотников:
Грейхаунды. Педро, рост 27 Ѕ дюймов, обхват груди 30 дюймов. Рауди, рост 27 дюймов, обхват груди 31 дюйм. Баз, рост 26 дюймов, обхват груди 29 Ѕ дюйма.
Стэгхаунды. Пойзон, рост 30 дюймов, обхват груди 33 дюйма.
Метис борхаунда и стэгхаунда . Джек, рост 29 Ѕ дюйма, обхват груди 33 дюйма.
Тот, кто имеет пару собак, способных догнать и задушить матёрого timber волка, может сделать на них много денег, если захочет спекулировать на этом.
Лейтенант Гордон Джонстон из военной школы в Форт Райли, штат Канзас, красочно описывает несколько своих охот, на которые он ездил в этом году, имея смешанную свору, состоящую из принадлежащих ему молодых русских борзых, дирхаундов и грейхаундов. Охота в армии отнюдь не является чем-то необычным, и весьма часто проводилась в Форт Райли несколько лет назад, когда лейтенант Аллен, недавно возвратившийся из России, (где он помогал г-ну Хэнксу, из Сикрафт Кеннелз, в приобретении Лихого и других его борзых), держал свору на паях с другими офицерами, и в частности, с майором Макдональдом и полковником Тритом.
Лейтенант Джонстон, описывая охоту, говорит: «Не далее, чем в двадцати ярдах от нас мы подняли ещё одного, сильного, рослого кролика. Самара и Домино приняли вызов и заложились по нему с ужасающей резвостью; Наяда замыкала эту погоню. Она, кстати, попала, было, в небольшую канаву, но, перевернувшись шесть раз, продолжила всё же свою скачку, чему я был несказанно рад. Кролик, которого я сейчас травил, был, наверное, самым хитрым из тех, что я когда-либо видел. Он трижды обогнул крылья препятствия и дважды запрыгивал на само препятствие, спрыгивая на противоположную сторону, когда собаки настигали его. Я вас уверяю, что здесь не обошлось и без столкновений лбами. Самара преследовала его с завидной настойчивостью до тех пор, пока хитрый кролик не начал вновь скакать крутыми склонами холма. В этот момент Наяда и Самара отстали. Дастер сломал себе ногу на этой охоте. По ту сторону равнины поднялся другой ”старый пассажир”, который покатил вдоль главной дороги по направлению к Джанкшн-сити. Наяда и Самара вновь первыми повели скачку и вместе с остальными демонстрировали намерения схватить его, но безуспешно. Так они проскакали четверть мили . Бесс повёл скачку, а Домино замыкала погоню, но, наддав, обошла Бесса в конце первой половины мили. Проскакав ѕ мили, Домино далеко оторвалась от остальных борзых и продолжала лидировать, пока не закончилось поле. А г-н Кролик, прикатив в свою контору, вероятно, размышлял уже о ”Стальном Обществе” . Домино же совершенно выдохлась на этой скачке — она была словно мокрый голыш, какой я её никогда прежде не видел.
Немного погодя, мы подняли ещё двух кроликов, причём одновременно: Самара, Джек и Систер травили одного, а Наяда, Домино и Джейн — другого. Я следовал за Самарой, которая отлично скакала, проявляла невиданный азарт, преследуя добычу с такой самоотдачей, словно она должна была или затравить его или умереть.
Кролику удалось спастись, но я получил истинное наслаждение, наблюдая за тем, с какой резвостью Самара проскакала почти половину мили. Домино не смогла отказать себе в удовольствии и, после нескольких угонок, взяла кролика. После травли мы направились домой, и, по дороге, насладились ещё одной, лучшей, травлей, которую я когда-либо видел в своей жизни — около полумили превосходной скачки на предельной резвости. Кролик имел около тридцати ярдов форы, но эта жадная Домино всё же заложилась за ним. Другие борзые также скакали всеми ногами, а эта чубарая сука даже повизгивала от нетерпения. Она сделала ему три угонки на первой же миле, хотя это были, скорее, не угонки, а лёгкие повихи, да и кролик, очевидно, попался весьма уверенный в себе.
На второй миле травлю повёл Бесс, а Джек, Домино и Джейн замыкали её. Все мы, почти что, потерпели неудачу. Кролик и борзые скакали галопом, и только благодаря моему скакуну, Джону Харперу, мы смогли держаться недалеко от них. Мы, кажется, сорвали себе глотки, подбадривая своих борзых, поскольку они были уже, по-видимому, не прочь бросить преследование, когда, наконец, Бесс скрутил-таки кролика и грохнулся наземь. Я никогда бы не мог подумать, что у кролика может быть такая невероятная резвость. Мы все с трудом переводили дыхание и наперебой обсуждали это, и все мы согласились, что только что наблюдали лучшую травлю, в которой нам когда-либо доводилось участвовать.


ПИСЬМО VII

Вы, наверное, так же как и я, знаете, что во время выставок часто случаются забавные вещи, и, несмотря на то, что выставки направлены на продвижение породы, они не всегда преуспевают в деле улучшения рабочих качеств борзых. Теоретически, конечно, предполагается, что судьи награждают призами тех животных, которые отвечают требованиям стандартов, а сами стандарты обычно разрабатываются с должным вниманием к рабочим качествам любой рабочей породы собак. Когда судья обладает необходимыми практическими знаниями, то правильное судейство является, в общем-то, нормой. К сожалению, есть немало и таких судей, которые совершенно пренебрегают своими обязанностями, хотя они могут при этом сами являться владельцами или заводчиками. Я неоднократно наблюдал, причём не только в Америке и Англии, но также и в континентальной Европе, что совершенно неправильно сложенных борзых — очень часто с ужасающим щипцом — награждали призами. И что почти на каждой выставке борзые, которые (совершенно очевидно) были слишком жирны, для каких бы то ни было практических целей, тем не менее, занимали призовые места и удостаивались почётных лент. Одним словом, на выставках уделяется особое внимание чисто внешним качествам борзых. Особенно такое положение вещей характерно, кажется, для Англии, где основное внимание охотнее обращается только на те особенности, которые бросаются судьям в глаза, а не на те, которые доказывали бы эффективность борзой именно как охотничьей собаки. И там, где большое внимание уделяется экстерьеру, таких борзых пускают на племя, ничуть не заботясь о том, будут ли передаваться потомству их нрав и охотничьи качества.
Большая ответственность лежит, поэтому, на судьях, которые призваны указать новичкам правильную дорогу, поскольку если победители выставок будут вырождаться, становясь менее выносливыми, или если они будут иметь неправильное сложение, то естественным следствием этого будет разведение борзых именно такого, слабого, а не сильного, крепкого типа. Внешним, чисто выставочным, качествам не следует уделять преувеличенного значения, напротив, самое серьёзное внимание должно быть обращено на гармоничное сочетание внешних и внутренних качеств борзой, так чтобы эти две составляющие находились бы в надлежащем равновесии. Это относится, конечно же, к любым породам, и не только породам собак.
Для коннозаводчиков выражение ”Вы не получите чистокровного скакуна от мохноногих лошадок” значит очень много, поскольку никто лучше них не знает истинную ценность кровных линий в деле ведения породы. Никакие усилия, потраченные на содержание и кормление, не могут привести к успеху, если не будут правильно подобраны кровные линии.
Одним словом, родословные — и это следует твёрдо понять — должен учитывать любой заводчик. А сейчас для среднего американского заводчика собак любой породы, родословная его питомца является абсолютно пустым звуком, и фактически может быть с таким же ”успехом” написана на русском или китайском языках, как и на английском. А ведь родословная это не просто клички предков его собак, что, конечно же, важно для заводчика, но так же и их характерные особенности — психические и физические, в ряду поколений. И, что наиболее важно ещё, так это то, что из родословной можно узнать, какие сочетания производителей приводили к хорошим результатам.
Заводчики чистокровных собак, в какой бы то ни было стране, из которой эта порода ведёт своё происхождение, имеют, ipso facto , большое преимущество перед заводчиками тех стран, в которые данная порода была ввезена. Заводчик в стране происхождения породы не только неизбежно обладает некоторым интуитивным знанием об этой породе, которая всегда хорошо известна ему, но и характерные особенности которой и её воспитание были в течение веков приведены в соответствие с требованиями, предъявляемыми к ней на родине. Тот факт, что приобретённые знания, в этом отношении, уступают тем, которые можно назвать врождёнными, много раз было доказано на примере Америки, где, несмотря на закупки высококлассных производителей, результаты разведения часто оказывались неудовлетворительными. В качестве примера можно сослаться на то, что, несмотря на закупки в Англии самых высококлассных верховых жеребцов и кобыл, очень мало столь же классных животных этой породы было получено в результате их разведения в самой Америке, что, конечно же, достойно сожаления. Такое положение повторяется снова и снова в различных породах, но нигде оно не бывает столь явственным как в случае разведения собак.
Лучшие выставочные экземпляры, став взрослыми, необязательно произведут потомство, обладающее качествами, которыми обладают они сами, а часто результаты таких разведений оказываются в высшей степени неудовлетворительными. Простые английские заводчики терьеров, основательно изучившие все виды дичи, на которые разрешено охотиться, часто выводят великолепных особей, исключительно благодаря своим точным и интуитивным знаниям кровных линий. В то же время, крупные заводчики, имеющие в своём распоряжении всё необходимое, зачастую не выводят вообще ничего стоящего — только лишь из-за своей абсолютной неспособности читать родословные своих собак и понимать при этом, что эти родословные означают. Все вышесказанные замечания в высшей степени справедливы и для заводчиков борзых, как в Англии, так и в Америке.
Если заводчик желает избежать вырождения своих собак, а, напротив, желает вывести лучших, крайне неблагоразумно, даже попросту глупо, действовать наудачу, что весьма популярно у многих в Америке. Например, при разведении таких сложных с точки зрения множества предъявляемых к ним требований пород, какими являются фоксхаунды и бигли, будет всего лишь пустой тратой времени и денег, если в результате будут получены, а затем выращены и воспитаны, такие животные, которые, судя по их родословным — по всем вероятиям — будут обладать качествами, которые сделают их лучшими только за счёт их внешних данных. Усилия каждого заводчика должны быть направлены на то, чтобы вообще избегать в разведении особей худшего качества, и никогда не использовать для этих целей никого, кроме наиболее безупречных собак, занесённых в родословные книги.
Странно, как часто это последнее правило нарушается, причём просто для того, чтобы сэкономить несколько долларов или потому, что так проще или вообще по каким-то сентиментальным причинам. Следствием же этого является отсутствие прогресса в породе. Просто удивительно, насколько много интеллигентных людей — по причине своего собственного невежества и отсутствия анализа ситуации — позволяют совершенно никчёмным особям появляться на свет. Чтобы правильно подобрать пару и правильно вырастить щенка, который превратился бы затем в красивую, хорошо сложенную, резвую и сильную собаку, наибольшей трудностью и вместе с тем первейшим условием является знание заводчиком того, от каких именно производителей, с учётом их кровных линий и индивидуальных особенностей, следует брать приплод.


ПИСЬМО VIII

Весь Ваш опыт в обращении с лошадьми научил Вас настоятельной потребности уделять всё Ваше внимание своим питомцам или, по крайней мере, нанимать в качестве Вашего доверенного лица самого лучшего специалиста, которого только можно отыскать, невзирая на то, в какие расходы это может ввести Вас. Скажу больше: если борзые любой породы, а в особенности русские борзые, не будут получать надлежащего присмотра со стороны своего владельца или его управляющего, то их вообще не стоит в таком случае держать. Я видел очень многих новичков среди владельцев собак, которые думали, что для содержания животных достаточно просто заботиться о них. На самом же деле, нет более трудной задачи, чем эта: человек должен любить своё дело и не останавливаться ни перед усталостью, ни перед неприятностями. Он должен потратить годы на приобретение опыта в тысячах различных деталях, и не должен терять охоту к своему занятию, даже если обманется. Наилучших результатов можно, конечно, достичь в том случае, если хозяин сам знает, что должен делать его слуга. Иногда может потребоваться, чтобы хозяин сам (если это возможно) лично проконтролировал, что работа исполняется должным образом. Приказания, отданные без чёткого понимания того, что требуется, редко когда исполняются надлежащим образом, и там, где сам хозяин либо невежествен, либо небрежен, там мало надежды на то, что слуга будет другим. Личное наблюдение — единственное, что может обеспечить успех при разведении или содержании борзых.
Существуют различные способы содержания борзых, каждый из которых может оказаться вполне приемлемым в зависимости от вашего материального положения и других обстоятельств. В России в обычае содержать от десяти до пятнадцати борзых, кобелей и сук, в одной псарной избе, оборудованной нарами, наподобие того, как содержат фоксхаундов и биглей. Однако в крупных питомниках, насчитывающих десятки борзых, которых, к тому же предполагают показывать на выставках, предпочтительнее предусмотреть отдельные помещения и выгулы, где кобели и суки могли бы содержаться порознь или где кобеля и суку можно было бы повязать. Если борзых держат всех вместе, обязательно должен быть слуга, который бы днём и ночью следил за ними — в противном случае всегда существует опасность, что собаки перегрызутся друг с другом.
Прежде чем приступать к организации своего питомника, каждому новичку было бы полезно посетить несколько известных заводчиков с тем, чтобы впоследствии самому применить всё лучшее из того, что удастся у них узнать. Какое бы число борзых ни предполагалось держать, всегда полезно иметь конторку с сейфом для хранения различных бумаг, связанных с ведением породы, а неподалёку — помещение для заболевших собак и отдельное помещение для сук со щенками. Это помещение при необходимости можно легко обогреть с помощью небольшого водонагревателя. (Взрослые борзые не нуждаются в отоплении помещения, где они содержатся). И во всех случаях самое большое внимание должно быть обращено на поддержание чистоты и предотвращение сырости в помещении.
Избегай
Зловоний сильных, отвратительным амбре
Не давай проникнуть внутрь, а вот
Воздуху и ветру, освежающему бризу
Отвори все окна, двери,
И вода, и тень густая тоже здесь необходимы.

Новичок, похоже, неизменно уверен в том, что борзые требуют некоего особенного питания, отличного от того, чем кормят обычных собак, но это не так. В принципе, можно найти немало весьма ценных книг, в которых даются советы относительно того, как следует кормить собак, ухаживать за их кожей и псовиной. Я, однако, убедился, что, например, зерновой рацион вызывает у борзых выпадение псовины, что для выставочных собак, конечно же, вряд ли можно считать желательным. Псовина выставочных борзых на спине и вокруг шеи должна быть расчёсана ”против шерсти”, дабы усилить ”звероватый” вид. В том случае, если борзых, прежде чем они попали к вам, перевозили каким-либо видом транспорта, — особенно, если это щенки — следует обратить серьёзное внимание на здоровье собак. В случае со щенками, нередко случается, что все они заболевают.
Кишечные расстройства обычно проходят без применения какой-либо специальной диеты. Как правило, достаточно одной столовой ложки касторового масла, чтобы прекратить недомогание. Щенков следует очень внимательно оберегать от простуды, которая часто легко может перейти в чуму. Во многих случаях простуду можно остановить, давая щенку четыре грана хинина (с интервалом в двенадцать часов) со столовой ложкой касторового масла, которое дают двенадцать часов спустя.
Молодым собакам можно дважды в день давать хлеб с молоком, а по вечерам — варёное мясо. Время от времени можно давать им и сырые кости. Чистая вода должна быть доступна борзым всегда. Ни щенкам, ни взрослым собакам не следует давать корма больше того, что они могут съесть с аппетитом, так же как не следует оставлять недоеденный корм.
Гельминты являются причиной множества болезней и ими всегда бывают поражены собаки всех пород. Есть немало хороших антигельминтных препаратов, которые следует давать борзым один раз в месяц. Самым верным признаком того, что щенок заболел, является его отказ от еды. Есть очень много общего между признаками нездоровья у щенков и болезнями младенцев: сегодня они могут выглядеть совершенно здоровыми, назавтра — серьёзно больными, а ещё через день и вовсе погибнуть. А посему непреложной истиной является то, что каждый владелец борзых должен с величайшим вниманием следить за признаками болезни, такими как горячие носы, слезящиеся глаза, апатия и, в особенности, отказ от еды. Щенки подвержены всем видам заболеваний, некоторые из которых являются весьма опасными, другие же, которые выглядят серьёзными, на самом деле таковыми не являются. Их следует лечить натуральными средствами, усиливая питание, задавая его им пять раз в день, а также предоставляя им все возможности для моциона. Им следует давать побегать на свободе, и, в дополнение к этому, заниматься сначала с пешим охотником, а позже и с верховым.
Тот, кто занимается воспитанием собак, должен иметь чуточку воображения и не теряться до такой степени, которую проявил некий г-н N.N, обратившийся однажды к управляющему моим питомником. Целью обращения было выяснить название лекарства для его щенков, страдавших некоторым расстройством, вполне обычным для маленьких детей .
Если вы представите себе условия, в которых растут лисята или волчата, и будете действовать соответствующим образом — не забывая, однако, что вашим щенкам требуется более частое кормление, чем их диким ”сородичам”, — то ваш успех будет обеспечен.
Я так люблю своих борзых, и я так ценю их за их бесстрашие и преданность, что мне не хотелось бы заканчивать свою монографию прозаическими деталями, подобными тем, что я только что перечислил, а потому я добавил в неё короткий панегирик борзой.
Борзая очень общительна par excellence , но при этом такая, которую я назвал бы собакой одного хозяина. И я никогда не одобрял тех, кто собирается перепоручить свои заботы о ней другим. Борзую, подобно собакам всех других пород, следует заводить, только имея в виду её использование для тех целей, для которых она и предназначена. И тогда, должным образом подготовленная и обученная, она станет вашим лучшим товарищем — не более сварливым, чем дирхаунд и таким же преданным, как колли, но более красивым, чем тот или другая.


ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРЕДЛАГАЮ ПАРИ!

Одно время на страницах бельгийского кинологического журнала ”Chasse et Pкche” велась полемика между г-ном Джозефом Б. Томасом мл., из Вэлли Фарм Кеннелз, и Г. ван Мулемом (Бельгия) по поводу достоинств русских волкодавов (борзых), разводимых в России, и тех, которых разводят в Англии.
Спор возник по поводу замечания г-на Томаса о том, что для него было большим разочарованием узнать, что заводчики борзых в Западной Европе с пренебрежением относятся к России, предпочитая борзых из Англии. Г-н Томас дважды посещал Россию, и уже после первой своей поездки туда стал утверждать, что в некоторых русских охотах содержатся такие борзые, которых можно считать лучшими в мире. Он также утверждал, что эти борзые, при правильном разведении, точнее соответствуют их старинному типу, чем те борзы, которых можно найти где-либо ещё. Справедливость этих утверждений может быть доказана в Америке, на ближайшей выставке Вестминстер Кеннел Клаб Шоу, где будут выставлены восемь молодых борзых из его питомника Велли Фарм Кеннелз, что в Симзбери, штат Коннектикут.
Чтобы ещё больше поддержать заявление г-на Томаса и расставить, наконец, все точки над i, Велли Фарм Кеннелз, питомник, который к настоящему времени уже трижды закупал борзых в России, настоящим предлагает г-ну Г. ван Мулему пари на нижеследующих условиях:
Ставки. 5000 франков с каждой стороны в золоте или серебре, или в любом большем размере, который может предложить г-н Г. ван Мулем. Ставки должны приниматься журналами «Поле и Охота» и «Chasse et Pкche». (Указанная ставка уже направлена из Вэлли Фарм Кеннелз» в журнал «Поле и Охота»).
Судьи. Трое: один должен быть назначен редактором журнала «Поле и Охота», другой – редактором журнала «Chasse et Pкche», третий, предпочтительно, русский, должен быть назначен по взаимному согласию заинтересованных сторон. Решение, принятое большинством, считается окончательным.
Место и время. Любая очередная выставка собак в континентальной Европе или в Америке в период между 1 апреля и 1 июня 1906 или 1907 года.
Условия. Питомник Вэлли Фарм Кеннелз соглашается выставлять только тех борзых, которые содержатся в нём в настоящее время, или тех, которые выведены от борзых, содержащихся в этом питомнике, или тех, которых в будущем мы можем закупить в России. Г-н Г. ван Мулем может выставлять борзых, которые в настоящее время содержатся в его питомнике, или тех, которые когда-либо содержались в его питомнике, или тех, которых он может вывести от вышеназванных, или тех, которых он может купить в других питомниках, при условии, однако, что купленные им борзые не были вывезены из России. Все выставляемые борзые должны быть bona fide собственностью экспонента ко времени проведения выставки.
Стандарт. Либо Стандарт американского клуба любителей русского волкодава, либо Стандарт английского клуба любителей борзых, либо бельгийского клуба любителей борзых и колли.
Решение. Должно быть вынесено на основании подсчёта числа борзых победителей в следующих разрядах:
1). Лучший кобель;
2). Лучшая сука;
3). Лучшая пара кобелей, (выведенных самим экспонентом), полученная от одного производителя;
4). Лучшая пара сук (выведенная экспонентом) от одной и той же производительницы;
5). Лучшая борзая из всех представленных с точки зрения однотипности и правильности сложения.
Борзые, выставляемые для сравнения. Пятнадцать кобелей и сук, чьи родословные должны быть предоставлены, могут быть названы секретарём Американского или Бельгийского клубов не позднее девяноста дней до начала выставки, причём из этого числа борзых только восемь могут участвовать в сравнении.
Срок принятия пари. Данное г-ну Г. ван Мулему предложение пари остаётся в силе до 1 апреля 1905 года.
Это пари не было принято.


КЛУБНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Американский Клуб Любителей Русского Волкодава
Нью-Йорк, 18 ноября, 1903 года.

Редактору «American Kennel Gazette»,
55 Либерти Стрит, Нью-Йорк.
Уважаемый сэр!
Мой долг и приятная обязанность сообщить Вам, что на собрании, проведённом в четверг, 12 ноября 1903 года на Бруклинской выставке собак, экспоненты и некоторые интересующиеся русскими волкодавами лица, организовали специализированный клуб по усовершенствованию этой породы, который отныне должен быть известен как «Американский Клуб Любителей Русского Волкодава».
На собрании был избран исполнительный комитет, в составе д-ра Дж. Е. де Манда и Джеймса Мортимера, вместе с нижеподписавшимися, для разработки Устава Клуба и Стандарта породы, которые документы должны быть переданы на рассмотрение членам луба на собрании, назначенном на 9 часов пополудни в среду, 10 февраля 1904 года, во время проведения выставки Вестминстер Кеннел Клаба.
Целью Клуба является пропаганда русского волкодава, в равной мере как охотничьей собаки, так и «chien de luxe» Для этой цели к предстоящей зимней выставке уже подготовлены улучшенная классификация и специальные призы для борзых из Америки и из-за рубежа.
Заявления с просьбой о приёме в члены Клуба с радостью будут рассмотрены весьма уважающим Вас,
Дж. Б. Томасом, секретарём Клуба.


Со времени основания Клуба в декабре 1903 года, д-ром Дж. Е. де Мандом, г-ми Джеймсом Мортимером, Джозефом Б. Томасом и некоторыми другими, Клубом были достигнуты большие успехи в деле разведения русских волкодавов. Клуб рекомендует современных экспертов, посредством усилий Клуба победителям и участникам выставок были вручены сотни специализированных призов, медалей, кубков и призовых лент.
Ниже приводится перечень бывших Президентов и Секретарей Клуба:

Годы Президенты Секретари
1903/04 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1904 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1905 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1906 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1907 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1908 Дж. Е. де Манд, д-р медицины Дж. Б. Томас
1909 Дж. Б. Томас Дж. П. Хогет, д.м.
1910 Дж. П. Хогет, д-р медицины Дж. Бэйли Вильсон
1911 Дж. П. Хогет, д-р медицины Дж. Бэйли Вильсон

В настоящее время Президентом Клуба является д-р Дж. Е. де Манд, Секретарём – Дж. Бэйли Вильсон.
Другими Клубами, заинтересованными в развитии породы являются Borzoi Club zu Berlin , Club Belge du Lйvrier et du Collie , Английский Клуб любителей борзых.

СТАНДАРТ РУССКИХ ВОЛКОДАВОВ

Принят Американским Клубом любителей русского волкодава 1 сентября 1905 года.
Голова. Череп слегка сводчатый, длинный и узкий, с едва (если вообще) заметным переходом ото лба к морде, до некоторой степени напоминающий римский профиль; челюсти длинные, мощные; зубы крепкие, чистые и ровные, без перекуса и подуздоватости ; мочка носа большая, чёрного цвета.
Уши. Маленькие и тонкие, в спокойном состоянии лежащие на затылке; затянутые назад, почти соприкасаются своими кончиками позади затылочного гребня. В возбуждённом состоянии поднимаются.
Глаза. Посажены несколько наискось, тёмного цвета, умные, однако довольно кроткого выражения, ни запавшие, ни слишком выпуклые, ни светлые; веки тёмного цвета.
Шея. Гладкая, без кожных складок, несколько короче, чем у грейхаунда, слегка выгнутая, очень мощная и правильно посаженная.
Плечи. Косые; должны быть сухими, без излишней грубости и жира.
Грудная клетка. Довольно узкая, с большой глубиной грудины.
Рёбра. Слегка выгнутые, но очень глубокие, дающие простор для сердца и лёгких.
Спина. Немного возвышающаяся изящной дугой над поясницей
Поясница. Чрезвычайно мускулистая и слегка подобранная под себя, вследствие большой глубины грудной клетки и сравнительной короткости спины и рёбер.
Передние ноги. Кости плоские, ноги прямые, предоставляющие свободу действий локтям, которые не должны быть ни подвёрнуты внутрь, ни вывернуты наружу; суставы крепкие.
Лапы. Русачьи, с правильно изогнутыми суставами, пальцы плотно прижаты друг к другу, с прочными подушечками.
Задние ноги. Длинные, очень мускулистые и мощные, с правильно изогнутыми коленными суставами и сильными бёдрами, плюсны широкие и правильно стоящие.
Правило. Длинное, посажено низко и свисает изящной дугой.
Псовина. Длинная, шелковистая (не шерстистая), либо прямая, либо волнистая или слегка вьющаяся. На голове, ушах и передней стороне ног должна быть короткой и гладкой; на шее должна образовывать слегка вьющиеся «оборки». Подвес на гачах и правиле длинный и обильный, но меньше такового на груди и задней стороне передних ног.
Окрас. Любой, (хотя обычно преобладает белый), с большими или меньшими отметинами жёлтого, красного, чубарого, серого или чёрного цвета.
Общий вид. Должен производить впечатление элегантного, грациозного аристократа среди собак, обладающего храбростью, соединённой с большой мускульной силой и исключительной резвостью.
Рост и вес. Кобели: средняя высота в холке от 28 до 31 дюйма ; средний вес от 75 до 105 фунтов. Нередко встречаются более крупные кобели, что нельзя считать недостатком, если только это не сопровождается нарушением симметрии, резвости и выносливости.
Суки всегда мельче кобелей, в среднем на два дюйма ниже них ростом, и от 15 до 20 фунтов легче их весом.

Шкала оценок (в баллах)
Голова...........................................................................................................15
Уши.................................................................................................................5
Глаза...............................................................................................................5
Шея.................................................................................................................5
Плечи и грудь...............................................................................................15
Рёбра, спина и поясница.............................................................................15
Задние конечности, коленный и скакательный суставы.......................15
Передние ноги и лапы................................................................................10
Псовина и подвес.......................................................................................10
Правило........................................................................................................5
Всего.......100

*

СУДЬИ

Те, кого Американский Клуб любителей русского волкодава рекомендует, и чей выбор, сделанный официальными представителями выставок, Клуб высоко оценивает, представлены ниже:
Г-н Е.М. Баркер Г-н Х.Т. Петерс
Г-н Дж. Ф. Крэнгл Г-н Джордж Ронссе
Д-р Дж. Е. де Манд Г-жа Джеймс С. Хадли
Д-р Дж. Хоге Г-н Дж. Б. Томас
Г-н Дж. Бэйли Вильсон Г-н Карл С. Кёртис
Г-н О.А. Цурхер Г-н С.Г. Ноптон
Г-н Карл Бьёрман Майор Г.Т. Аллен
Г-н Джеймс Мортимер Мисс Дж. Форгеус
Д-р Джаррет.
*

ЗАПИСИ О ПОБЕДИТЕЛЯХ ВЫСТАВОК ВЕСТМИНСТЕР КЕННЕЛ КЛАБА ЗА 1904 – 1912 годы.

КОБЕЛИ
ГОД КЛИЧКА ОТЕЦ

1904 Быстрый из Першина Алмаз из Першина
1905 Быстрый из Першина Алмаз из Першина
1906 Быстрый из Першина Алмаз из Першина
1907 Разбой из Велли Фарм Быстрый из Першина
1908* Разбой из Велли Фарм Быстрый из Першина
1909 Разбой из Велли Фарм Быстрый из Першина
1910 Разбой из Велли Фарм Быстрый из Першина
1911* Лорренс из Понтиак Кобчик из Вэлли Фарм
1912 Циклон из Першина Грозный из Першина

(продолжение таблицы)

ГОД МАТЬ ВЛАДЕЛЕЦ

1904 Пташка из Першина Вэлли Фарм Кеннелз
1905 Пташка из Першина Вэлли Фарм Кеннелз
1906 Пташка из Першина Вэлли Фарм Кеннелз
1907 Сорва из Воронцова Вэлли Фарм Кеннелз
1908* Сорва из Воронцова Д-р О.Ф. Беренд
1909 Сорва из Воронцова Вэлли Фарм Кеннелз
1910 Сорва из Воронцова Вэлли Фарм Кеннелз
1911* Зорайда Д-р Дж. Е. Де Манд
1912 Капля из Першина Вэлли Фарм Кеннелз

СУКИ
ГОД КЛИЧКА ОТЕЦ

1904 Сорва из Воронцова Любезный
1905 Наяда из Першина Армавир из Першина
1906 Наяда из Першина Армавир из Першина
1907 Сорва из Воронцова Любезный
1908* Зорайда Ненаглядный из Першина
1909 Сорва из Воронцова Любезный
1910 Белкис Пожар из Тулы
1911* Валеска Бэйлифф Обидка
1912 Валеска Бэйлифф Обидка


(продолжение таблицы)

ГОД МАТЬ ВЛАДЕЛЕЦ

1904 Раскида Болдарева Вэлли Фарм Кеннелз
1905 Подружка из Першина Вэлли Фарм Кеннелз
1906 Подружка из Першина Вэлли Фарм Кеннелз
1907 Раскида Болдарева Вэлли Фарм Кеннелз
1908* Принцесса Ведьма Д-р Дж. Е. Де Манд
1909 Раскида Болдарева Вэлли Фарм Кеннелз
1910 Ласка Вэлли Фарм Кеннелз
1911* Обь из Велли Фарм Б. Дж. Бэйли
1912 Обь из Велли Фарм Б. Дж. Бэйли

* * *

Перевёл с английского
ВЛАДИМИР САМОШИН
г. Москва.

© Перевод на русский язык, примечания. ВЛАДИМИР САМОШИН. 2010.